Эльбрус. Восхождение.

 
 

Эльбрус. Восхождение.

взято - Ольга Бондаренко 25 июля 2009 в 15:26



В предвкушении новой скорой встречи с Ним, перебирала свои многочисленые дневники и наткнулась на записи о том восхождении.
 
                                               14 августа 2003г.                  
Спали в домике  под ледовой базой. Не на полу -  на «нарах», надев на себя все, что можно - замерзли так, как никогда раньше. Утром нехотя вывалились из домика - абсолютно безоблачное небо и почти нет ветра. Но ручеек ночью замерз. 
Слезли на ледник. Ну что, опять на Приют. Связались. Надели «кошки». Шли медленно, но дошли   довольно быстро. В пути много раз останавливались, чтобы сфотографироваться на фоне Эльбруса и горного хребта, который оставался у нас за спиной. И вот мы дошли до Приюта и обалдели: внутри территория сгоревшего Приюта была под завязку забита палатками (когда мы были здесь три года назад, палаток было намного меньше). С трудом мы нашли место для своих трех палаток (для одной пришлось просто «забить» место и ждать, пока хозяева стоявшей на том месте палатки спустятся с Горы и соберут ее).
В этот раз на Приюте было не холодно: не было сильного ветра. Поэтому мы с удовольствием сидели «за бортом», на камнях, обратив свои взгляды на величественно возвышающийся в безоблачном небе ослепительно-белый Эльбрус, по которому, как муравьи, спускались десятки людей. Похоже, это был первый за последнее время день МАССОВОГО восхождения людей на Эльбрус. Его Величество снисходительно открыло «доступ к телу». Народу было море. Причем, много иностранцев, которые, кстати, остались за бортом Приюта: очень много палаток стояло вокруг, на снегу; в основном это были поляки, словаки, словенцы и др. Мы даже слышали испанскую речь, но пообщаться я не решилась. 
В тот вечер мы еще долго смотрели на окружающие нас ни с чем не сравнимые по своей красоте горы, укутавшиеся в нереальной красоты мягкие пушистые облака. Я все пыталась понять: что, кроме этой неописуемой, бесподобной красоты, которую можно увидеть только там, сидя на крыше – ну, пусть не мира, но огромной его части, – что же еще так привлекает, так тянет вернуться туда снова и снова и проходить этот тяжелый, иногда нудный, с не очень впечатляющими видами вокруг путь наверх, к настоящей красоте и силе. Видно, не зря люди говорят, что Бог живет на небесах. Там, на высоте, совершенно   иное восприятие мира. У древних греков и римлян Боги также, по преданиям, жили на горе. Горы – это действительно божественное место, доступное далеко не каждому, но отнимающее у тех, кто там побывал, часть сердца, души взамен на доступ. И, поднявшись туда однажды, невозможно сказать: «Ну, ничего особенного!» И ты забываешь про холодный ветер, про палящее солнце, - ты просто растворяешься в этой неземной красоте. И понимаешь, что все земное, все то, что внизу, не может быть столь красивым по определению. Наверное, нигде на земле невозможно найти такой красоты, которую возможно увидеть лишь высоко в горах, там, где не растут деревья и трава, где нет животных, куда уже не долетают птицы…Тысячи одержимых свободой и чем-то еще необъяснимым людей стремятся туда ежегодно – кто впервые, кто опять, кто снова и снова – чтобы попасть в этот поднебесный рай, где нет блаженного изобилия, в отличие от рая библейского, но путь туда невероятно сложен и суров. И только преодолев все трудности на этом пути, добравшись до этой впечатляющей высоты – ну, например, 5642 м над уровнем моря – человек постигает нечто неописуемое, что не каждому дано, что позволяет не просто посмотреть на весь мир у своих ног, но и заглянуть внутрь себя, и увидеть там то, что там есть, и простить себе все слабости за то, что добрался туда, смог. Не на самолете, не на машине, не на подъемнике или ратраке, а сам, пешком, проделав путь, который не каждому по зубам. И если ты смог, то ты – особенный, пусть далеко не единственный, но один из многих, сильных и целеустремленных, которые знают, чего хотят, куда идут, и зачем им это надо. Даже если все это – лишь ради того, чтобы подняться над облаками и увидеть все это волшебство своими глазами… Есть люди, которые там ни разу не были и даже не думают о том, чтобы подняться туда. Они не знают, что там, над облаками, и могут спокойно прожить жизнь и умереть, не изведав этих ощущений, не испытав всех этих трудностей, не поняв, что в мире есть нечто возвышенное (в обоих смыслах слова) и прекрасное. Но те, кто там побывал, по-другому жить не могут. И даже если не будут стремиться возвращаться туда вновь и вновь, то никогда не забудут того, что увидели и пережили там, наверху, находясь высоко над другими людьми, над домами, над лесами, над облаками. И невозможно это передать словами, рассказать другим – это надо пережить самому! «Чтоб вечно их помнить – там надо быть раз!..». 
Там, на высоте, не думаешь о смерти. Ты ее не боишься. И даже если кому-то суждено умереть там – по ошибке или по недорасчету сил – то уж действительно «…так лучше, чем от водки и от простуд…». И   Бог сразу забирает таких людей к себе, потому что они   к нему ближе, они к нему шли. И это – достойнейшая из смертей. Ну а те, кто, побывав там, спустились вниз целыми и невредимыми, могут по праву считать себя избранными, посвященными…  
 Итак, в этот вечер, 14 августа, сидели мы под ласковым Эльбрусом, наслаждаясь красотой его «подопечных», которые плотным широким кольцом обступили его со всех сторон и охраняли его покой. Сидели и не могли дождаться ночи, когда начнется этот апофеоз нашего похода, кульминация всей нашей жизни. Стемнело. Легли спать с одной мыслью – о погоде…                                                     
15 августа 2003 г .           
Свое восхождение на Величайшую в Европе Гору – Его Величество Эльбрус ( 5642 м , западная вершина) хочу посвятить двум самым дорогим в моей жизни людям – своим родителям и особенно своему папочке, который не смог и уже вряд ли сможет в силу возраста и накопившихся болезней и усталости увидеть то, что смогла увидеть его дочь; не может представить (слава Богу!), как труден и опасен этот путь, и, возможно, не может понять, ради чего он был пройден. Так вот, в том числе и ради того, чтобы   посвятить его тебе, папа, чтобы ты мог мною гордиться. Ведь не многим   мужчинам, а тем более женщинам, по силам пройти этот путь. И если бы ты был там и видел, каким сложным был этот путь, ты бы понял меня и гордился своей дочерью. Спасибо вам, мои дорогие родители, за то, что вы вырастили меня такой, какая я есть, воспитали меня не преклоняющейся перед трудностями, упрямо и настойчиво шагающей вперед и не сворачивающей с выбранного пути, умеющей бороться с трудностями и со слабостями своего собственного характера. Добравшись до вершины и упав возле отметки, я не смогла сдержать слез и сказала: «Спасибо, Эльбрус, что пустил меня к себе. И спасибо, папа и мама, что я живу!».
Поскольку восхождение выпало на такую дату – 15 августа – я не могу не посвятить его Виктору Цою, кумиру всей моей жизни и Последнему Герою в ней. Ты погиб в этот день, 13 лет назад, но тысячи людей во всей стране никогда не забудут тебя и будут снова и снова посвящать тебе знаменательные события своей жизни. Я выросла на твоих песнях, они помогали мне идти по жизни. Пусть ты никогда не был в горах и погиб так нелепо, на ровном месте, но твои песни навсегда оставили след в моей душе. Я поклялась тогда, что буду вечно помнить тебя. Тогда мне казалось, что жизнь окончена. Но я справилась. В моей жизни было много интересного за эти годы. И вот величайшее событие в ней, которое пришлось на трагическую дату твоей смерти, я посвящаю тебе, Виктор Цой, Звезда по имени Солнце.         
Ну и третий пункт моего посвящения – это тоже очень личное. Добравшись до вершины, справившись с потрясением и придя в себя от захлестнувших эмоций и нахлынувшего восторга, мы толкались на этом пупырьке возле камня с отметкой, понимая, что в данный момент это и есть цель всей нашей жизни, и, как одуревшие овцы, не решались покинуть это святое место, позабыв про холод и нестерпимо палящее солнце, к которому мы оказались ближе на целых 5642 м . Рядом с камнем я нашла гвоздь и на пластинке из нержавейки, привинченной к камню, нацарапала ACMILAN . Эльбрус – высочайшая   точка Европы, и я хочу, чтобы мой любимый клуб   был всегда на высоте в Европе, пока стоит седой Эльбрус. А он ведь будет стоять вечно!..         
Ну, это все лирика, а пока – в 2 часа ночи мы проснулись от того, что народ вокруг нас начал шуметь. Многие встали и начали собираться на восхождение. Наш руководитель решил, что так рано мы не пойдем. Но спать лично я уже не могла. И вот наконец мы встали, где-то опять в четвертом часу утра, быстро собрались и вышли. Вперед. К неизведанному. Дело в том, что было понятно, что погода будет хорошей, но все, кто побывал на Эльбрусе вчера, как один, заявили, что без кошек там ловить нечего. Хм… с одной стороны, это настораживало, но с другой – в прошлый раз мы тоже шли без кошек. В общем, мы отправились в путь. Вид у нас был – наверное, можно оборжаться, да не до того было. Все поднимающиеся шли в крутых прикидах – фирменных куртках, в навороченных ботинках с кошками, с крутыми альпенштоками в руках. А мы – как стайка бомжей – в бог знает какой одежде, без кошек и с дрючками – обыкновенными деревянными палками (ну шли мы в «единичку» - соответственно, снаряги – минимум, а Эльбрус – «ну, попытаемся взойти, если будет погода!») Цирк, в общем. Шапито. Правда, почему-то, мы, «разогнавшись», пообгоняли всех этих крутонавороченных альпинистов, в основном, иностранцев. В общем, идем мы… Я шла четвертой, впереди меня – Филиппыч, Руслан и Кот. Кот потом отстал, а наша тройка вырвалась далеко вперед. Хотя, мне показалось, что шли мы очень медленно – тяжело было, все-таки. Сначала, было вроде не холодно. Я уж было обрадовалась. Но с восходом солнца и с набором высоты стали замерзать руки. Затем слева в ухо начал дуть сильный ветер, пришлось закрывать ухо рукой (мама дорогая, ну почему мы не взяли наши каски?!) Ветер пронизывал насквозь. Было просто нестерпимо холодно (середина августа, елки ж палки!) Где-то уже намного выше скал Пастухова я замерзла так, что начали появляться предательские мысли: «А, может, вернуться?» Но что-то внутри не давало поддаваться «измене» и подсказывало, что я непременно должна подняться на вершину в этот раз – другого такого шанса может не быть. Я тупо шла, сцепив зубы. Не помню, о чем думала, но было жутко холодно и тяжело. Потом из-за вершины начало появляться солнце, и я с ужасом отметила, что оно пытается пролезть сквозь зловещую черную плотную тучу. «Ладно, - думаю, - начнется непогода – вернусь. А пока надо лезть». Ползем. Медленно. Через каждые 10 шагов останавливаясь на минутный отдых. И все равно тяжело. Очень тяжело. И тем не менее, мы всех обгоняли – тех, кто лез с нами. А лезло просто немеряно людей! Как-то незаметно стало совсем светло. Легче от этого не стало – чем выше, тем холодней было. В какой-то момент жутко заболели от холода пальцы на руках. До слез. Спасибо, Витя начал растирать мне руки. Попустило. И тут, перед поворотом на седловину у меня опять открылось второе (или сто второе) дыхание, идти стало легко, и, когда мы завернули на траверс к седловине, то, чуть ли не бегом, оторвавшись от остальных наших на полчаса, оказались на ней. Мы втроем – Филиппыч, Руслан и я – сидели и ждали остальных. А остальные, повернув из-за вершины и увидев седловину, просто попадали без сил. Мне же, наоборот, на седловине стало так здорово. Во-первых, было уже не холодно – за поворотом ветра не было и вовсю светило солнце. Во-вторых, я вдруг почувствовала, что силы еще есть, и я пойду на вершину обязательно.   И вот мы дождались всех наших, сфоткались и начали подниматься вверх на западную вершину. И тут началось… Во-первых стало совсем как-то нереально тяжело. Подъем был очень крутой, тропа проходила почти по краю – совсем рядом – крутой скат со склона горы. Я только подумала: «А как спускаться?!!» - и мне стало дурно. Долезла еле-еле до верха первого взлета, а там – поворот и еще один взлет. Было просто невероятно трудно заставить себя идти дальше. Голова не болела, но не хватало воздуха – очень явно и отчетливо. Меня шатало. Пару раз я просто падала без сил. Мозги не соображали ничего. А потом, когда, наконец, преодолели последний взлет перед платообразной вершиной, вроде, полегчало: я стала фотографировать налево и направо. А было ж что! Вокруг – где-то внизу – «маленькие» четырехтысячники, укрытые ватными комьями облаков, короче, картина неописуемая! А потом были последние метры до вершины – маленького десятиметрового пупырька на широком, почти плоском плато вершины. Радость, слезы, восторг, развернутый флаг, мысли о тех, кому посвящено это восхождение, фотки, фотки, холод, палящее солнце и обжигающий ветер…         
Дальше начался спуск вниз. Я попросила ледоруб и увязалась за Филиппычем. С вершины на седловину спустились довольно быстро и легко, вопреки всем ожиданиям и страхам. Самочувствие было нормальное, нехватка воздуха уже вроде и не ощущалась. Эйфория! Мы взошли!!!! Повернули с седловины на главный спуск. Было нетрудно, но нудно. Я набрала скорость и начала спускаться быстро. Честно говоря, спуск подзадолбал. В прошлый раз, когда мы спускались в жуткую метель при почти нулевой видимости, мы потерялись и во времени – казалось, тогда спустились быстрее. А сейчас ярко светило солнце, все прекрасно было видно, спуск казался бесконечным. Ничего не болело, и никакой сложности в спуске не было – просто было нудно. Было хорошо видно, куда надо идти и сколько надо идти. Вот это и напрягало. Тем временем я почувствовала, что солнце сильно обжигает лицо (маска мешала, и ее я сняла). А в целом жарко не было – я только расстегнула куртку. Спускались, в основном, скользя на ногах – по-другому без кошек там было напряжно, быстро уставали ноги. С другой стороны, я боялась очень быстро спуститься, чтобы потом не «сорвало крышу» от резкого сброса высоты – нам ведь еще сегодня совсем вниз, в Терскол…         
Я продолжала съезжать с Эльбруса. Наши были где-то сзади. Спуск меня уже просто достал. И тут мимо меня проехала девушка (какая-то иностранка). Сначала я подумала, что она что-то подложила под задницу, затем – что просто спускается на ногах. Тоже присела на корточки и поскользила вниз. Ноги ехали по льду, но приходилось еще перебирать руками. Было не очень удобно – мешал ледоруб, который некуда было примостить и все-таки уставали ноги. И тут на крутом, уже снежном спуске, рядом со скалами я опять увидела, как спускается та девушка. Оказывается, она ничего не подкладывает, садится прямо на снег и съезжает вниз. А снег возле скал Пастухова уже был мягкий и рыхлый. Она съехала довольно быстро, оставив после себя раскатанную дорожку. Я, не долго думая, села на пятую точку и поехала по дорожке. Как это было здорово! Я почти полностью легла на спину, чуть приподняв ноги – ими я рулила и притормаживала. Скорость была большая. Куртка у меня была короткая, и всю дорогу я по сути ехала на голой спине. Но все равно – мне очень понравился этот спуск! Еще раза три я так съехала вниз, а внизу, возле Приюта, снег уже был слишком мокрым и раздолбанным, поэтому так съезжать уже не получалось. Но в целом вышло, что я довольно быстро и весело спустилась. А за Приютом было раза в 3 больше палаток, чем накануне. Люди поняли, что погода вернулась на Эльбрус и поспешили туда.          
Ну, а нам надо было уходить. Мы быстро собрались и потопали вниз. Снег от Приюта до бочек был просто ужас. Его раздолбали ратраки, вытоптали многочисленные ноги, расплавило солнце, в итоге мы шли выше щиколоток в мокрой жиже. Но этого не замечалось. Главное было – состоявшееся восхождение! И вот мы дошли до первой очереди канатки. Она не работала. Работала только вторая очередь, потом все равно надо было снова спускаться пешком. В общем, мы пошли пешком, мимо канатки. Более мерзостного спуска я еще не проходила в своей жизни! Сначала срывался дождь. Потом мы залезли в тучу. Дорога была пыльная – впереди идущие пылили прямо в лицо. Шли мы вдоль уродливых каменистых стен ущелья. Тут уже остро почувствовалась усталость. Кроме того, в мокрых носках на крутом спуске быстро растерлись ноги…           
А в общем спускались недолго. Просто усталость, разбитые ноги и что-то еще все вместе взятое добивало. Наконец-то спустились в Азау. Там немного посидели и поперли в Терскол. По ровной дороге, но – еще 4 км . Ноги уже шли с большим трудом. Наконец-то добрались до места стоянки в «нашем» лесу. Хотелось помыться и спать, больше ничего. Но вечером, после того, как сходили помыться на турбазу, мы ели очень вкусную рисовую кашу, пили пиво, отмечали удачное восхождение. После спали как убитые...    
16 августа 2003г  
На следующий день погода по-прежнему была просто чудесная. Мы собрались и вырулили на автобус. Некоторое время спустя мы ехали по уже хорошо знакомой дороге по Баксанскому ущелью и прощались с Приэльбрусьем. В следующем году планируется Западный Кавказ… Погода стояла прекрасная. Мы завидовали тем, кто взошел сегодня на Эльбрус. Хотя – чего завидовать – у нас погода была не хуже. Но у них, наверно, не было даже облаков под Эльбрусом, и все было видно далеко вокруг. Когда горы закончились и мы доехали до нальчикской развилки и свернули на пятигорскую трассу, мы увидели Эльбрус. На небе не было ни облачка, а он стоял, белый и величавый, возвышаясь над синими горами, как настоящий хозяин этого края. Всю дорогу до самого Пятигорска его было хорошо видно, и это зрелище завораживало, не давало отвести взгляд. Да, не зря Его Величество расположено в центре флага Кабардино-Балкарии, ибо все в этой маленькой республике расположено вокруг него, лежит у его ног. Когда мы сели в поезд и отъехали от Минвод, мы еще некоторое время видели его далеко вдали, так что это прощание с Эльбрусом затянулось надолго. И как оказалось потом, было оно довольно тоскливым. Эльбрус отнял часть души. Еще долго я буду вспоминать его образ, начиная с того, как мы впервые его увидели в Кыртыке, потом он открывался нам на недолгое время на Сылтране, затем, когда мы шли к Ледовой базе он манил нас своей сказочной белизной, завораживал, когда мы смотрели на него с Ледовой базы, призывал, когда мы шли по леднику к Приюту, очаровывал, когда мы смотрели на него с Приюта. Как опекал и оберегал, когда мы ползли по нему, как муравьи, и как долго не мог отпустить от себя, когда мы, уезжая, удалялись от него. Ваше Величество, великий, могучий, седовласый Эльбрус, я навеки твоя, ты отнял частичку меня и навсегда останешься в моей душе, как самое прекрасное место на Земле. Ничто не сравнится с тобой по красоте и величию!  


Создан 26 окт 2010



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником